Быть психотерапевтом

Чтение мыслей, гадание по тестам и внушения под гипнозом – с какими только стереотипами не сталкиваются те, кто связал жизнь с психологией (причем начиная со студенчества: выбрал эту профессию, будь готов отвечать малознакомым людям на вопрос “А скажи, какой я?” в любое время и в любом месте). Психотерапевт Ольга Коржова рассказала нам о самых стойких мифах о профессии, о том, почему некоторые из  них – совсем даже не мифы, к чему нужно быть готовым, если хочешь иметь собственную частную практику и что делать, чтобы приблизиться к реализации этой цели:

  • Мифом “психолог все знает про тебя сразу же, как только увидел” мы обязаны, думаю, той живучей иллюзии (она есть в каждом), что кто-то другой может понять тебя лучше, чем ты сам. Эта иллюзия здорово подкрепляется тем, что очень близкие люди действительно в какой-то мере могут нас считывать, думать о том, что и мы, договаривать за нас фразы. В жизни это часто приводит к конфликтам – ведь кажется, что если человек уже понимает нас настолько, то должен понимать и в остальном, по умолчанию, без слов. А уж от психолога тем более ждут профессионального понимания всего, и желательно с первого взгляда.
  • Кинематограф много сделал для популяризации психотерапии, и это классно, потому что в том числе благодаря фильмам и сериалам люди стали понимать, что обратиться за психологической помощью – это естественно, в этом нет ничего “такого”, и это не делает из тебя ненормального. Попутно кино заложило устойчивую картину того, как выглядит кабинет психотерапевта и как проходит встреча с клиентом: вы ложитесь на кушетку, терапевт сидит рядом в кресле и записывает ваши слова (возможно, у него еще есть сигара). В жизни это может выглядеть по-разному. Например, у меня нет кушетки, а есть два стула, и в процессе я действительно делаю пометки, но очень короткие, а иногда это бывают вообще даже рисунки или схемы. Другие могут работать иначе, кто-то вообще ничего не пишет, кто-то после встречи делает подробный письменный отчет.
  • Когда-то мне тоже казалось, что “психотерапия – это для нежных барышень”, потому что ко мне ходили только женщины. Но так было до первых серьезных клиентов-мужчин. А вообще я хочу сказать, что на самом деле психотерапия – это для сильных и очень смелых людей, так как встреча с самим собой может быть крайне неприятным переживанием, которое, безусловно, сделает жизнь лучше, но на которое не так просто решиться.
  • Даже удивительно, насколько силен миф “психотерапия – это для психов”. Люди уже начали понимать, что с людьми с психическими заболеваниями работает психиатр, а психологи – а я психолог – работают с нормой. Но часто в середине или в конце первой встречи человек говорит мне что-то вроде “Ну что, я совсем псих?”, и понятно, что, хотя человек как бы смеется, за этим слышно очень много страха про то, что с ним может быть что-то не в порядке.
  • Стереотип “психотерапия – это для богатых” совсем даже не стереотип. Одно из отличий психотерапии от психологического консультирования заключается в том, что это довольно длительный процесс, который почти никогда нельзя завершить за одну-две встречи. Не каждый готов к еженедельным сессиям на протяжении как минимум полугода. Естественно, часто здесь встает вопрос оплаты, иногда люди останавливаются или делают перерывы из-за финансовых обстоятельств.
  • От психотерапевта часто ждут, что у него либо есть особая таблетка, либо он знает волшебную кнопку, чтобы за пару встреч сделать “все хорошо” в жизни клиента – и, желательно, навсегда. Но вот это определенно не про мою профессию.
  • Нет, у самого психотерапевта в жизни все может быть не обязательно супергладко. Идея о том, что терапевт навсегда разобрался со всеми своими проблемами – это стереотип, увы. Но в нашей профессии действительно есть определенные требования: постоянная личная терапия и супервизия – must do для специалиста, который стремится к тому, чтобы его практика была безопасной для клиента.
  • Популярная психология – хорошая штука, в какой-то мере она повышает психологическую осознанность, помогает найти методы самопомощи. Я даже сама люблю такого рода простые и работающие техники. Но важно понимать, что как бы внимательно вы ни читали брошюру первой помощи, при серьезной травме нужно ехать в больницу. С психологической помощью то же самое, хотя это кажется неочевидным: можно оказать первую помощь (себе или другому), но саму травму лучше доверить врачу.
  • Лично мне кажется, что профессиональная психологическая помощь должна оказываться лицом к лицу – не зная человека, не видя его, не имея возможности задать уточняющие вопросы, трудно это сделать. Поэтому я скептично отношусь к тому, что люди пишут про свои проблемы в СМИ, надеясь на действительно компетентную помощь. Я понимаю, что многие люди, которым необходима работа с психологом, по разным причинам не могут обратиться за такой помощью – но есть, например, несколько организаций, которые предоставляют квалифицированную  психологическую помощь бесплатно для клиента. Мне кажется, если разговор идет в публичном пространстве, с позиции психологов было бы полезнее и безопаснее давать не консультации, а общее описание проблемы, с которой столкнулся человек, и рекомендовать обращаться за профессиональной помощью. Здесь тоже уместна аналогия с врачебной помощью – принял таблетку от боли, а затем начинай профессиональное лечение. Для психологической помощи “таблеткой” может быть информация, например, что может с тобой происходить, если ты переживаешь потерю близкого человека, и что можно с этим сделать, или, допустим, что может помочь при конфликтах в отношениях.

Без мифов и стереотипов профессия психолога выглядит уже более земной и доступной, и сейчас я расскажу, какие этапы придется пройти, чтобы называть себя психотерапевтом:

  1. Для начала нужно понять, что это не будет быстро.
  2. Сначала я пять лет училась на психолога в университете, потом, чтобы понять, чего же я хочу, работала в самых разных местах: психологом в школе, преподавателем на кафедре психологии, в гражданской авиации, в разных социальных проектах, в тюрьмах, много работала с детьми уязвимых социальных групп. Сейчас понимаю, что это повлияло на мое становление как психотерапевта. Хорошими специалистами становятся те, у кого кроме образования есть какой-то бэкграунд, поэтому я бы советовала попробовать разные направления перед тем, как выбирать частную практику.
  3. Когда мне, наконец, захотелось частной практики, я начала учиться разным подходам, чтобы найти оптимально подходящий инструмент. Я прошла обучение НЛП, психодраме, гештальт-терапии, телесно-ориентированной терапии, и поняла, что мне хочется большей структуры, ясности и работы с жизненными сценариями – все это мог дать транзактный анализ. Нашла институт в России, где преподают компетентные специалисты, и еще три года посвятила обучению этому методу. В общем, не торопитесь сразу выбрать свое направление. Конечно, к кому-то осознание своего метода приходит очень быстро, но так бывает не всегда. Пробуйте разные подходы – это даст лучшее понимание себя, своих сильных сторон, своих потребностей от работы, и соответственно, позволит сделать оптимальный выбор.
  4. Вообще смиритесь с тем, что ваше обучение будет постоянно продолжаться.
  5. Сертификация. На сегодня у меня около 370 часов обучения в транзактном анализе, и, чтобы стать транзактным аналитиком, мне осталось подтвердить свои знания перед комиссией. Я планирую сделать это примерно через пять лет. Сейчас я психолог, который может работать в методе транзактного анализа. Сертификация – это одна из ступеней вашего опыта, плюс подтверждение ваших компетенций, поэтому это важно.
  6. Ну и последнее, но не по значению. Когда вы начнете вести частную практику, вам будет необходим собственный кабинет. В первую очередь это вопрос безопасности клиента – не той безопасности, что его в этом кабинете никто не достанет, а той, что клиент будет знать, что вы всегда ждете его на одном и том же месте, что он уже это место знает, и чувствует себя там комфортно.
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Комментировать

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien